Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
01:08 

Закончилась ОТП-неделя




Мы прекрасно помним о том, что неделя кончилась еще два дня назад, а свою ОТП-неделю мы еще не закрыли. С одной стороны мы страшно замотались, можно найти тысячи причин, но... Быть может нам слишком не хочется их отпускать)) Эдди и Салли притягивают к себе взгляд. Они из тех людей-сияний, от которых не скрыться, даже если отвернуться лицом к стене. Закончить неделю нам бы хотелось началом. Началом их новой жизни в другой реальности. В мире столько вариантов развития события, что любое из них становится неизбежным. Так говорил герой фильма "Трасса 60". А значит и этот вариант неизбежен)


Название: Mamihlapinatapei*
Автор: Джорджи Д.
Бета: Mira Melledain
Фэндом: Watchmen (Хранители)
Пэйринг: Эдди Блейк/Салли Юпитер. Хотя, по сути его там не очень видно.
Жанр: AU, драма, ангст.
Дисклеймер: не мое, увы.
Саммари: Май 1954-го года. Салли Юпитер, супергероиня в отставке, уходит от мужа, прихватив лишь пару чемоданов и маленькую дочь. Это маленькое событие меняет не только их жизнь, но и жизни других людей. История двух людей и одной любви, которая может изменить все.
От автора: Это очень странный и важный для меня текст. Я действительно вижу героев такими прекрасными, настоящими и живыми. Самое смешное, что все это могло случиться. Если бы им позволили быть не архетипами, а людьми. Но на то и есть я, чтобы написать другую историю. Да, и. Куат, солнышко, если бы не ты, то этого бы не было) Спасибо.
Предупреждение: Правдивая сказка.

*В языке индейских племен, населяющих Огненную Землю, есть слово mamihlapinatapei, которое занесено в Книгу Рекордов Гиннеса как самое лаконичное. Оно означает: "двое людей, смотрящих друг другу в глаза, каждый из которых надеется, что другой сделает первый шаг к тому, что хотят оба, но не решаются начать".


Я тебе вчера сказала
В нашей утренней беседе
"Милый мой, я так устала,
Я прошу, давай уедем,
Здесь земля покрыта пеплом
Пересохли все колодцы
Дым и гарь приносит ветром
Может быть для нас найдется
Край, где не было пожара..."
Ты ответил мне: "Пожалуй".
(с) Команда Сталинград, "Костерок"

Майские грозы не всегда хороши и приятны. Они возникают стихийно: еще минуту назад на небе не было ни облачка, а сейчас уже идет проливной дождь. Никто не знает, что случится во время грозы. Сломает ли ветер сухое дерево, подожжет ли молния пороховой склад, или дождь просто умоет улицы и все будет так, как прежде. Грозы мало кто любит, от них стараются укрыться. И все равно, даже самые страшные грозы с буранами и ужасными молниями порой бывают необходимы.
Майский ливень хлещет протяжными струями воды по окнам, тяжелые капли барабанят по подоконнику. В квартире Салли Юпитер тоже сейчас бушует гроза. Метафорическая, но сути дела это не меняет.
- Я была живой легендой, черт возьми!
- Я не виноват, что ты стареешь! Чего тебе не хватает? Я ведь кормлю и тебя, и твоего ребенка! Позвони своему дружку Эдди, может, с ним тебе будет лучше.
Каждый раз, когда они ссорятся, он вспоминает это. Каждый чертов раз он попрекает ее именем Эдди. Такое ощущение, что Лоренс знает, что в ней еще не все чувства к Комедианту умерли, и намеренно треплет его имя, чтобы это случилось. И он добился своего, воспоминание Эдди не вызывает у Салли ничего, кроме раздражения. Сколько можно?
- Это была ошибка! Всего раз...
- Изнасиловать не вышло, так ты сама дала ему завершить начатое. Что, спьяну, или от скуки?
Господи, да как он вообще... Сколько ей еще это терпеть?
- Что мне, всю жизнь нести этот крест? - Салли зарекалась плакать перед Лоренсом, но на глаза все равно наворачиваются слезы. Она поднимает голову и видит в проеме дверей испуганную дочь. Лори уже привыкла к частым ссорам и крикам, но она все так же боится отчима.
- Лори... - говорит Салли сквозь слезы. Дочь разворачивается и убегает в свою комнату. Салли ладонью вытирает набежавшие слезы, размазывая макияж.
Эдди... А между прочим, когда она сказала ему, что выходит замуж за Лоренса, Эдди не орал на нее. Салли почему-то боялась его реакции, хотя он никогда на нее не орал. После того случая. Тогда он сказал, пуская дымные кольца в потолок: "Ты можешь больше, куколка. Ты достойна мужчины гораздо лучше меня. Но не этого". Эдди, несмотря ни на что, был всегда чертовски прав. Зачем она живет с этим человеком? Зачем вышла за него? Она и сама не знала. Когда выходила замуж, то думала о ребенке, о стабильном семейном будущем. Она никогда не могла и подумать, что Лоренс будет поднимать руку на дочь. Неужели это старая ревность? Потому что это ребенок Эдди, часть его. Но это не только ребенок Блейка, это и дочь Салли тоже.
Салли заставила себя подняться и пойти к Лори. Несмотря на то, что девочка часто запиралась в комнате, в этот раз дверь была открыта. Лори сидела, забившись в уголок между диваном и шкафом, и прижимала к себе старого плюшевого зайца. У нее было много игрушек, но заяц был для нее почему-то особенным. Салли присела рядом и обняла дочку. Рядом с ребенком ей не плакалось. Рядом с ребенком у нее просто разрывалось сердце.
- Мамочка, давай уйдем отсюда, - тихо сказала Лори и всхлипнула.
- Уйдем, - тихо сказала Салли. Куда идти? В ночь, под ливень, без гроша в кармане, с ребенком?
Салли усадила дочку на диван и внезапно заметила на ее руке бледнеющий синяк. Лори испуганно отдернула рукав так, чтобы его не было видно.
- Это ведь он, да? - тихо спросила Салли. Лори ничего не ответила.
Салли подошла к шкафу и начала спешно выкладывать дочкины вещи. Двух чемоданов должно хватить, если брать самое необходимое на все случаи жизни. Благо, сейчас май, не так холодно, а потом и вовсе будет лето. Две майки, штаны, юбка, пальто, свитер...
- Мамочка, что ты делаешь?
- Мы уезжаем, Лори.
- Куда?
- Не знаю, - честно ответила Салли. - Подальше отсюда.

Лоренс заметил ее, только когда Салли пошла собирать свои вещи. Он сразу все понял.
- Уходишь? На что жить будете?
- Не твое дело.
- Ага. Значит, решила-таки отвезти ребенка к настоящему отцу? Познакомить, так сказать. А с его проститутками что делать будешь?
Салли отвечает ему витиеватым пассажем, подцепленным как раз от Комедианта. Как бы там ни было, женщина считает, что это было в любом случае полезное знакомство. Лоренс даже замолкает. Ненадолго.
- Я ведь найду тебя, где бы ты ни была.
- Что ж, это будет интересная игра. Ты - суперагент, а я - супергероиня. Пускай на пенсии, но кое-что еще могу. - Салли улыбается и видит, как Лоренса передергивает. - Знаешь, когда ты вломишься к Блейку в поисках меня... Я бы дорого дала, чтобы посмотреть на это зрелище.
- Салли, не дури, - Лоренс сбавляет обороты. – Ну, куда ты пойдешь? И что будет дальше?
- Дальше? У меня все будет замечательно. А у нас с тобой - развод.
Салли захлопывает крышку чемодана и припоминает, все ли взяла. Денег должно хватить на такси и еще на чуть-чуть.
- Я ведь не дам тебе развод, - внезапно тихо говорит Лоренс.
- А вот это мы еще посмотрим.
Лори сидит в коридоре на чемоданах и крепко держит зайца. Это единственная игрушка, которую она взяла с собой. Салли одной рукой берет чемоданы (вещей не так много, оказывается, если не брать всякий хлам), а другой рукой держит Лори. Они выходят в ночь и садятся в уже приехавшее такси. Салли улыбается и вспоминает, что серого зайца, которого сейчас обнимает ее дочь, подарил Эдди. Когда Лори было два года, на ее имя пришла посылка. Лоренс ничего не узнал, Салли сожгла конверт с адресом. Впрочем, обратного адреса не было, но почерк он мог опознать.
Салли улыбается, смотрит в темноту и чувствует себя свободной.

***

Эдди Блейк ненавидел крыши. Никакой романтики он в них не видел, опьяняющей свободы и власти над миром, глядя с высоты, не ощущал. На любых крышах всегда, независимо от погоды, было мокро и грязно. В спину постоянно дует пронизывающий ветер, а уж эти птицы... Нет, определенно в крышах не было ничего хорошего. Но, несмотря на отрицательные чувства Блейка к крышам, довольно значительная часть его жизни была связана именно с ними. Точнее, с одной конкретной крышей, с которой открывался прекрасный вид на квартиру Салли и ее мужа. Поначалу Эдди страшно злился на себя за эту привычку, это походило на какую-то странную манию. А Комедиант - не тот человек, который может позволить себе слабости. В идеале, Комедиант вообще не должен быть человеком. Но этого Эдди, увы, а может и к счастью, не мог добиться.
Поэтому он позволил себе иногда приходить на чертову крышу и смотреть на дочь. Благородно звучит, не правда ли? Гораздо лучше, чем "подглядывать за Салли и ее семьей". Эдди не обольщался насчет собственных моральных принципов, но все-таки он действительно ходил не подглядывать. Эта крыша была нужна ему, он должен был видеть Салли и Лори хотя бы изредка. Хотя бы так. Тогда он знал, что у них все относительно хорошо и мог жить дальше. Годы шли, и он уже не думал в сторону: "а что, если бы". Мечты и фантазии как-то сами выветрились. В этих его посещениях не было смысла и не было цели. Просто Эдди изредка приходил на крышу и смотрел. И думал о том, как он страшно ненавидит крыши.
Три дня назад был дождь, погода стояла пасмурная до сих пор. С чего бы? Май месяц по календарю, а вокруг словно сезон дождей начался. На грязной крыше все еще не высохли лужи, и в них коряво отражалось затянутое тучами небо. Эдди затушил сигару о кусок старого шифера и еще раз взглянул на окна квартиры Лоренса и Салли. Поправка - теперь только Лоренса. Птичка на хвосте принесла весточку о том, что три дня назад Салли Юпитер ушла из дома, прихватив дочь Лори и два чемодана вещей. Куда они ушли, не знал никто. Растворились в пелене дождя. Номер такси информатор Эдди, конечно же, не записал. Блейк понимал, что Салли не вернется домой. Он пришел на чертову крышу по привычке, ноги сами принесли. Ему надо было подумать.
Он гадал, что же там произошло. Салли никогда не проявляла особого восторга, отзываясь о муже, но и не жаловалась. Все знали причины этого брака. Стабильность, обеспеченность, хорошее образование для дочери. Лоренс подходил по всем статьям. Эдди хмыкнул и закурил вторую сигару. Все вокруг все знали о личной жизни Салли и обсуждали на каждом углу. Блейку даже не приходилось особо трудиться, чтобы узнавать свежие новости и сплетни. А может быть, на самом деле никто и не знал настоящую Салли Юпитер? "Он ее с ребенком кормит, поит, растит, а она скандалы устраивает. Вот ведь какая стала, из грязи в князи, супергероиня". Эдди часто слышал подобные комментарии, и каждый раз ему хотелось вырвать говорящему это язык. Но он молчал и шел своей дорогой. Потому что сам винил ее? Или себя?
Эдди мысленно одернул себя и заставил сосредоточиться. Три дня Салли с дочерью не появлялась дома. Она не дура и прекрасно знает, что муж-ФБРовец будет искать ее. Если с ней все в порядке, то она, образно говоря, "залегла на дно". Эдди обжег пальцы сигарой и раздраженно выкинул окурок в грязную лужу. Если в порядке. Если. Это Нью-Йорк - огромный мегаполис, в котором живут не самые прекрасные люди на свете. И с одинокой женщиной и маленькой девочкой может случиться все, что угодно. Комедиант понял, что еще чуть-чуть, и у него начнется истерика, как у прыщавого подростка. Три дня. Никакой зацепки. Ему нужна была помощь. Это был абсурд, но он примерно представлял, где и как раздобыть эту самую помощь.

Холлис Мэйсон зашел в собственную квартиру и сразу же ощутил какой-то подвох. Интуиция после стольких лет работы в полиции, а затем "подработки супергероем", как шутили в команде, стала почти что отдельным органом Холлиса. Как усы у кошки. Необходимая, незаменимая вещь. Сейчас Холлис буквально всем своим существом ощущал неправильность. В квартире кто-то был. Кто-то чужой, естественно. Холлис достал из-за пояса пистолет и бесшумно прошел вдоль стены коридора, а затем резко пошел в комнату, целясь наугад. Ответом на его действия был смех. Вальяжно развалившись в кресле Холлиса, пуская вверх неизменные клубы дыма, сидел единственный в мире человек, который мог хохотать под дулом пистолета. Ночной Филин чертыхнулся, но пистолета не опустил.
- Комедиант. Что ты здесь делаешь?
- Ммм... Курю, - ухмыляясь, ответил тот. Он был без маски, и это было немного странно.
- Я вижу. Какого черта ты забыл в моем доме?
- А я грабитель, пришел украсть у тебя секретные материалы, а ты меня застукал. Ну как, отведешь в полицию, или пристрелишь на месте? - продолжал Комедиант. - О, наша фотография! А у меня тоже есть, только рамочка другая.
- Встал и вышел, - сказал Холлис, все еще держа "гостя" на прицеле. Комедиант его здорово нервировал. Хотя такая реакция возникала у всех, кто встречался с Эдди.
- Мне нужна твоя помощь.
- Встал и вышел из моего дома. Твои идиотские шуточки уже достали.
- Я не шучу сейчас, - ответил Эдди и пристально взглянул на Холлиса. - Салли Юпитер пропала.
- Ушла от мужа, это не означает - пропала, - досадливо поморщился Филин. Салли. Вот в чем дело. Годы идут, а Эдди все никак не оставит ее в покое.
- Ее не было дома три дня. Она молодая привлекательная женщина с маленьким ребенком на руках. Мне рассказать тебе в подробностях, что может случиться с ней в этом городе?
Холлис опешил. Такого он не ожидал. Комедиант волнуется? Переживает за кого-то? Что он там говорил ранее, просит его помощи? Сегодня просто день потрясений какой-то.
- Так. И ты хочешь ее найти. А я тебе зачем?
- О, ничего личного. Ты - бывший полицейский, наверняка остались старые связи... Полезный союзник.
- Ну, ты и нахал! - поразился Холлис.
Эдди пожал плечами и попросил пепельницу.
- Что говорят ваши? - он мельком взглянул на Филина и продолжил. - Ясно, мне лучше не знать.
- Наши уважают решение Салли уйти от мужа и не хотят ей мешать...
- Ясно, Нельсон всегда выдумывал великолепные отговорки, чтобы ничего не делать.
- Блейк, или ты закрываешь свой рот, или мы заканчиваем сотрудничество, не начав его, - вспылил Филин.
Эдди культурно стряхнул пепел сигары в пепельницу и посмотрел на Холлиса ангельскими глазами. Получалось у него не очень. Шут.
- Правда, что Лори - твоя дочь? - вдруг спросил Холлис. Этот вопрос давно висел в воздухе и рано или поздно его пришлось бы озвучить.
Эдди прикрыл глаза.
- Кто?
- Все и одновременно никто. Слухи ходят, подтверждений нет. Сэл не распространялась по этому поводу, ты же знаешь.
- Знаю. Правда.
Холлис вздохнул. Что ж, тогда реакция вполне понятна.
- Зачем ты ищешь их? Хочешь забрать дочь? Сэл не отдаст. И денег твоих не возьмет, - сказал Холлис, в последний момент не добавив: "И с тобой никуда не пойдет". Но Эдди снова удивил его.
- Я просто хочу знать, что у них все хорошо. Что они целы, ни в чем не нуждаются, - таким Комедианта Филин не видел никогда. Серьезным. Другим. Настоящим?
- Хорошо. Я помогу тебе, Эдди. Только это будет тяжеловато, Лоренс из ФБР, нам прийдется действовать практически нелегально.
- О, меня это не пугает, - ухмыльнулся Эдди.
- Почему-то я так и подумал, - съязвил Холлис.
Эдди поднялся и протянул Филину руку.
- Спасибо тебе, - сказал он обалдевшему Холлису и ушел. Через окно. Последний факт успокоил Филина, поскольку, если бы Эдди вышел через дверь, он бы засомневался в том, кто же был сегодня у него дома.

***

Салли Юпитер работала официанткой по полторы смены в день (обычно так делать нельзя, но ради нее сделали исключение) и не чувствовала себя несчастливой. У нее не было времени думать об этом. Вернувшись к "нормальной" жизни, к той самой, которой живут все среднестатистические люди, Салли вспомнила, что значит экономить деньги, жить впроголодь и уставать. Основная часть ее заработка шла на оплату небольшой съемной квартирки и на еду для дочери. Себе, впрочем, Салли тоже не могла позволить голодать - она быстро бы похудела на пару размеров, и остро встал бы вопрос об одежде. С одеждой вообще стоило обращаться осторожнее. Салли не представляла, что станет делать, если у Лори порвется пальто. Если под новую блузку или юбку для ребенка можно было переделать какое-нибудь из уже ненужных платьев Салли, то верхняя одежда... Слава Богу, что дочка медленно росла. Хотя могла бы. Было в кого.
Дядюшка Эрни очень беспокоился за них с Лори и постоянно предлагал деньги, когда Салли звонила ему сказать, что с ними все в порядке. Поэтому Салли стала реже звонить ему. Деньги она взять не могла, просто не могла. А лишний раз волновать пожилого человека отказом не хотелось. Деньги, которые дядюшка практически силой всучил ей, когда она уходила, Салли потратила на печатную машинку и теперь каждую ночь набивала рукописные тексты. Какой-никакой, а дополнительный заработок. В отличие от работы официантки, ночная "халтура" ей даже нравилась - через раз тексты попадались просто невероятные. Нью-Йорк был богат на писателей и журналистов.
Будь у Салли побольше времени, она бы даже устроилась на работу секретаршей или журналисткой. А что, когда-то даже мечтала. Но у нее на руках была маленькая Лори, а в кафе ей значительно пошли навстречу, предоставив приемлемый график. Пока Салли была на работе, дочь находилась в начальной школе. После полудня Салли забирала ее в кафе, и Лори тихонько сидела и рисовала, забившись в какой-нибудь угол на кухне. Это было лучше, чем ничего. Но рук все равно не хватало. Иногда Салли задумывалась о том, что не будь у нее дочери, когда она решилась уйти от мужа, ей было бы легче. Но еще она понимала, что если бы не Лори, она попросту сошла бы с ума.
Со сверстниками дочь общалась мало. Когда учительница попробовала было поговорить об этом с Салли, та только отмахнулась. А что ей надо было сделать? Она опаздывала на свой "кусочек второй смены".
В принципе, все было не так уж плохо. Денег было мало, но их хватало на необходимые вещи. На работе с коллегами никаких ссор и нервных потрясений - все в один голос жалели мать-одиночку и ее славную доченьку. Лори воспринимала ситуацию довольно спокойно, не жаловалась, не капризничала и не плакала – все-таки Салли правильно сделала, что ушла от мужа, неизвестно еще, как бы он дальше над ребенком издевался. Только застопорившийся бракоразводный процесс вызывал досаду. Салли не стала нанимать адвоката - зачем? Ей не нужны были деньги Лоренса, ей нужно было, чтобы он оставил их в покое. Но видимо, муж решил все-таки не дать ей развод. И пока что Салли не придумала, что с этим можно сделать.

Тем вечером Салли возвращалась домой затемно - очередная "халтура" оказалась настолько важной, что понадобилась заказчику прямо сейчас. "Тоже мне, не мог до утра подождать" - раздраженно думала женщина, беспокоясь за Лори, которая едва ли не впервые осталась одна дома. Заказчик извинился и доплатил за срочность, но настроение все равно было паршивое. А на обратном пути за Салли увязались какие-то парни, явно не интеллигентной наружности. Бедный криминальный район, чего еще ожидать? Потому Салли и не отпускала от себя дочь ни на шаг. А между тем, количество парней за спиной увеличивалось. Топали они кошмарно, неужели они думали, что их не слышно? Ну, надо же: ее, Салли Юпитер, Шелкового Призрака, хотят ограбить. Ха-ха-ха.
- Эй, красотка!
Хотя нет, изнасиловать. Еще смешнее.
- Почему такая красавица ходит одна в такое время? Хочешь, составим тебе компанию?
Сама ситуация с одной стороны забавляла Салли, а с другой...
- Нет, спасибо, я сама дойду, - сказала она и резко обернулась. Четверо. Не так уж плохо. Мужчины нехорошо усмехнулись и начали наступать. Салли максимально расслабилась и боковым зрением отметила удобное расположение мусорного бака, на который можно было запрыгнуть, а потом дотянуться до пожарной лестницы - и привет!
- Помогите! - на всякий случай крикнула Салли, зная, что это бесполезно. Привычка взяла свое - обычно в сложных ситуациях на ее крики быстрее всех реагировал Эдди. Точным выстрелом. Сейчас же придется выкручиваться самой.
Салли поднырнула под занесенной рукой первого нападавшего и с силой двинула ему в спину локтем. Второму она просто подставила подножку, и он рухнул на первого, стукнувшись головой о мусорник. Третий успел схватить ее за руку, но это ему не помогло. Старый прием "коленом в пах" еще никогда не подводил. Неудачливый насильник согнулся пополам, получил коленом еще и в нос, и завалился на бок. С четвертым же мужчиной... отважно дрался какой-то мальчик. При тусклом освещении трудно было разглядеть, сколько ему лет, но то, что это точно подросток, было заметно. Движения были не такими точными и выверенными, мальчик значительно уступал противнику в росте, но дрался хорошо. Салли отвлеклась на то, чтобы обезвредить троих валявшихся на земле бандитов - ударила каждому по болевой точке. Из своей супергероической жизни Салли твердо усвоила правило: не поворачивайся к врагу спиной.
Когда она повернулась к мальчику, то что-то изменилось. Мальчик хромал и странно заваливался на бок. Салли вскрикнула, пораженная догадкой. Пока она тут возилась, бандит успел достать нож и ранить ребенка. Женщина мгновенно подлетела к дерущимся и точным ударом выбила из руки грабителя нож, затем два раза ударила его по печени и ткнула каблуком в голень. Бандит взвыл и упал на землю. Мальчик попытался сделать то же самое, но Салли подхватила его под руку.
- Эй, не падай, слышишь? Идем отсюда, - она перекинула его руку за шею и буквально потащила из злополучного переулка. Парень оказался рыжим подростком, лет 14-15, если сделать скидку на рост. Салли быстро осмотрела его ногу - глубокий порез, но ничего серьезного. Видимо, пришелся вскользь во время удара. Она перетянула рану мальчика шарфом и решительно потащила его к себе.
- Кто ты такой?
- Меня зовут Уолтер. Шел мимо.
- А влез зачем? Подраться захотелось?
- Вы же... кричали. Звали на помощь.
Салли глубоко вздохнула.
- Меня зовут Салли Юпитер. Шелковый Призрак, знаешь такую? - ребенок застыл на месте. - Спасибо, что вмешался. Я бы одна не справилась.
- Честно?
- Абсолютно. Ничего, если ты переночуешь у меня? Мы можем позвонить твоей маме от соседки, чтобы она не волновалась.
- У меня нет мамы. Я сбежал из приюта, - сказал Уолтер, хлюпнул носом, и Салли заметила, что нос у мальчишки тоже разбит.
- Тогда ты тем более остаешься у меня, - уверенно сказала она.

Дома перепуганная насмерть Лори поначалу боялась подойти к странному гостю. Но услышав, что Уолтер спас ее маму от "разбойников", тут же просияла и буквально приклеилась к мальчишке. И тот, кажется, был не против такого общества. Салли обработала своему спасителю раны и унесла в ванную брюки - стирать и штопать. Она включила холодную воду и наконец-то, впервые за весь месяц жизни в трущобах, разрыдалась.
Уже глубокой ночью, когда Лори уснула, Салли накормила гостя и сказала:
- Ты бежал из приюта к родственникам или просто так?
- Просто так. Думал в порт податься, разнорабочим.
Салли вздохнула. Маленький отважный мужчина. Она не могла его отпустить. Да и куда? А она... Что она? Да, живут они небогато, один ребенок уже есть, но, как говорила в детстве бабушка, "где один - там и двое".
- Тебе ведь все равно, где жить? Оставайся у нас.
- Но я ведь...
- Во-первых, ты сейчас ранен, и тебе нужно отлежаться. А потом надо где-то жить. Какая разница - в порту или здесь?
- А как же деньги?
- Какие деньги? Ты меня спас, помнишь? - мальчик улыбнулся. - Не деньги в жизни главное, проживем. Ну как, остаешься?
- Хорошо.
Салли ушла на кухню, сделала крепкого чаю и закурила. Она может устроиться на полных две ставки в кафе, потому что теперь есть с кем оставить Лори. Но ей необходим развод. Завтра нужно позвонить дядюшке Эрни и попросить помощи... Но это будет только завтра.

***

Эдди Блейк посмотрел на скомканную бумажку, чтобы еще раз свериться с адресом. Месяц поисков, и все, что они с Холлисом откопали - жалкий адрес некоего "дядюшки Эрни" на клочке бумаги. Сейчас, стоя на лужайке перед типичным американским домиком с картинки, Блейк мог бы сказать, что свое за этот месяц уже отнервничал и сейчас совершенно спокоен. Но это было не так. После побега Салли его жизнь превратилась в настоящий Ад, как бы пафосно это ни звучало. Каждый день Комедиант просыпался с мыслью о том, где сейчас находится Салли с дочерью. Как они, что они, все ли у них хорошо? А если Салли ограбили, и им теперь не на что жить? А если маленькая Лори заболела и теперь лежит в больнице? А если с ними случилось что-то ужасное, и их вообще уже нет в живых? Многочисленные "а если" разрывали мозг Эдди, измученное сознание выдавало один вариант событий страшнее другого. А он, Эдди Блейк, сидит как дурак и ничем не может помочь.
Первые дни было страшнее всего. Эдди утешал себя тем, что раз Лоренс не подает заявление об исчезновении жены, то все в порядке. И Комедиант молил Бога, чтобы этого не случилось. На четвертый день после исчезновения Салли Лоренсу пришло письмо с заявлением о подаче на развод. Эдди прочел его первым (читать чужую почту хоть и некрасиво, но полезно) и только тогда снова смог дышать.
И все же месяц. Месяц поисков, а все, что у них было - это заявление о разводе и адрес на клочке бумажки. То, как Эдди и Холлис искали этот несчастный адрес, стоило отдельной повести. В процессе они накопали информации на целое генеалогическое древо семьи Юспешик, кажется, за три поколения. Все они были мертвы, последним отошел в мир иной прадедушка поляк, на исторической родине. Никаких зацепок. Но Блейк и не подумал сдаться. Они продолжали копать дальше. Процесс усложнялся не только ночными вылазками - основной работой Эдди и Холлиса, но также тем, что действовать они могли только в обход Лоренса. Если бы муж Салли что-то заподозрил, сложно представить, что бы случилось. Но то, что ничего хорошего - это точно.
Эдди уже сам не помнил, какими путями они вышли на школьную подружку Салли. Она, увидев внушительных "коллег" мисс Юпитер, со скрипом, но припомнила о дядюшке Эрни и даже назвала адрес. По адресу действительно обнаружился некий Эрнест Левонски, а Комедиант наконец понял, за что он любит женщин. За великолепную память, конечно же. Немного покопавшись в биографии уже свеженайденного Эрнеста, Холлис вычислил, что он приходится двоюродным братом матери Салли. И, соответственно, дядей самой Салли. Все совпадало.
"Двоюродный брат матери - это лучше, чем ничего", - утешал себя Эдди. Но в душе он ужасно боялся, что окажется, что дядюшка уже сто лет не видал племянницу и вообще забыл о ее существовании. Салли никогда не говорила о своей семье. Даже с ним, с Эдди. Он знал, что она сирота и старался лишний раз не заострять на этом внимание. Но вполне живой и здоровый дядя означал либо то, что с ним Салли отношения не поддерживала, либо просто не хотела говорить о нем.
- А ну-ка, вон с моего газона! - размышления Эдди прервал грозный окрик.
Блейк поднял глаза и увидел, как между белых занавесок из окна на него смотрит дуло охотничьего ружья.
- Прочь с моего газона, молодой человек! - еще раз выкрикнул дядюшка Эрни (а это был именно он).
Комедиант двумя размашистыми шагами отошел на дорожку, ведущую к дому, не сводя глаз с окна. "Вот и познакомились", - подумал Эдди.
- Мистер Левонски, это вы? Я пришел поговорить по поводу вашей...
- А?! Ничего не слышно. Вы бы еще из другого квартала орали. Подойдите к двери, в самом деле!
Эдди послушно подошел к двери и смог расслышать шаркающие шаги. Памятуя про почтенный возраст дядюшки Эрни, указанный в полицейском досье, Блейк решил, что тот вполне вправе называть его молодым человеком. Тем временем дядюшка приоткрыл дверь ровно на расстояние цепочки. Эдди усмехнулся - он мог разорвать ее и выбить дверь одним прикосновением ладони. И это почему-то смущало.
- Ну и что? - раздраженно спросил дядюшка. - Я - Эрнест Левонски, а вам что нужно?
- Я пришел узнать что-нибудь о местонахождении вашей племянницы, Салли Юпитер.
- Я уже стар, но не страдаю склерозом и помню, как зовут мою племянницу. Ну, надо же - ходят и ходят! Вы от ее мужа?
- Я? - Эдди опешил. Он, конечно, предполагал, что Лоренс знал о существовании дядюшки Эрни, но до последнего надеялся непонятно на что. - Нет, я, хм... коллега Салли. Бывший коллега.
Старик подозрительно прищурился, придирчиво рассматривая Эдди сквозь стекла очков.
- Меня зовут Эдди Блейк. Салли, может быть, говорила обо мне... - Эдди сказал это быстрее, чем подумал, что именно могла рассказывать Салли о нем. За долгие три секунды, которые дядюшка продолжал смотреть на него, Эдди мысленно проклял себя и свой язык. Еще бы Комедиантом назвался, для полного счастья. Дядюшка закрыл дверь, повозился со щеколдой и цепочкой, и распахнул ее настежь.
- Входите, молодой человек. Нечего на пороге стоять, - сказал старик и прошаркал в комнату. - Да, и никаких "мистеров". Зовите меня Эрни и будьте проще.
Эдди аккуратно закрыл дверь и проследовал за дядюшкой.
- Вы знаете, где Салли?
- Нет. Но она была здесь. Сколько времени назад она, по-вашему, пропала?
- Ровно месяц.
- Ага. Точно, надо же. Первую неделю они жили у меня. Потом съехали. Вы присаживайтесь, в ногах правды нет.
Эдди автоматически уселся на предложенный диван и задумался. Она была здесь. Если бы он только знал о дядюшке Эрни...
- Вы не знаете, почему она ушла от мужа? - наконец спросил он.
Дядюшка в ответ только фыркнул.
- Я никогда не лез в личную жизнь Сэл, она взрослая девочка. Иногда даже слишком.
Это уж точно.
- Как она? Как Лори?
- Обе живы, здоровы и весьма довольны свободой, - дядюшка усмехнулся. - Лори - замечательный ребенок. Честно говоря, не думал, что бывают такие смышленые дети.
Эдди совершенно счастливо улыбнулся. Присутствие этого странного старика делало с ним странные вещи. Он даже не заметил, что дядюшка, несмотря на расслабленную позу, весьма придирчиво рассматривал его и подмечал реакции.
- Но почему Салли съехала от вас? Вы же ее единственный родственник, близких друзей у нее, кроме команды, нет.
- Ее муж. - Эрни нахмурился. - Она знала, что он не даст ей развод. Знала и то, что он будет искать ее. Рано или поздно Лоренс нашел бы меня, ее единственного родственника. Он и сделал это, только уже после отъезда Салли.
- Значит, муж не знал о вашем существовании?
- О, поверьте, он уже знает. И весьма успешно отравляет мне жизнь. Устроил слежку, угрожал по телефону... Я старый одинокий человек, кроме племянницы, меня нечем поддеть. А ее супруг сам хочет узнать, где она.
- Все же странно, что она никогда не говорила о вас.
- А вам не нравятся женские секреты? - ехидно спросил дядюшка. Эдди ухмыльнулся и попросил разрешения закурить. Эрни был не так прост и, конечно же, знал, кто перед ним, иначе бы просто не открыл дверь. Маскировка бессмысленна. К тому же, курить хотелось неимоверно.
Эдди собирался было спросить что-то еще, но дядюшка, кряхтя, поднялся с кресла и подошел к камину, указывая на фото. Рыжая девочка без переднего зуба счастливо улыбалась, помогая худому мужчине придерживать огромную рыбину.
- Красавица, правда? - дядюшка любовно провел пальцем по рамке и без переходов. - Зачем вы, молодой человек, пошли в супергерои?
Эдди растерялся. Ему редко задавали этот вопрос. А в последний раз его задавала Салли. Очень, очень давно. Дядюшка понимающе хмыкнул, по-своему истолковав паузу:
- Не знаете... А вот Сэл знала. Она была красавицей, но она хотела большего. Она была умна, но хотела большего. Она хотела быть кем-то значимым. Чтобы о ней говорили. Чтобы ею восхищались. Эх, молодежь...
Эдди внимательно слушал дядюшку, стараясь не пропустить ни одного слова.
- А потом она захотела спасать людей. Защищать их. Как лампочка загорелась. И все, пропала она. Моя племянница - страшная максималистка, знаешь ли. Вы все по молодости такие.
Эрни помолчал.
- Я знаю тебя, Эдди Блейк. Моя племянница не слишком посвящала меня в свою личную жизнь, но она всегда отзывалась о тебе с такой теплотой... Ты изменил ее. Я не знаю, что ты сделал, но она стала другой. И поняла, наконец, то, до чего многие идут всю жизнь. Чтобы быть кем-то, необязательно быть супергероем. Можно быть официанткой, клерком или мойщиком окон, но быть кем-то. Быть человеком.
Эдди долго молчал, рассматривая столешницу, изборожденную трещинами. Мебель в доме дядюшки Эрни была, наверное, даже старше его самого.
- Я очень виноват перед вашей племянницей, - наконец сказал он.
- И ты ищешь ее, чтобы сказать ей это? Искупить свою вину?
- Мою вину невозможно искупить. Я ищу ее, чтобы знать, что с ней все в порядке. Что они с дочкой ни в чем не нуждаются. Что они здоровы и счастливы.
Эдди поднялся и протянул руку старику.
- Спасибо вам, за то, что пустили в дом и поговорили.
- Подождите, - дядюшка прошаркал в другую комнату и вырвал из старой тетради листок. Затем он что-то нацарапал на нем и отдал Эдди.
- Это мой номер телефона. Я не знаю, где находится Салли, но она раз в неделю звонит мне из телефонной будки. С ней и дочкой все в порядке. Вы можете периодически звонить мне и через меня узнавать новости.
- Спасибо, - искренне сказал Эдди, принимая листочек с цифрами. - Огромное вам спасибо. Если вас будет беспокоить ее муж...
- Ах, не стоит играть бицепсами, молодой человек. Он беспокоит не меня, и даже не Салли. Скорее, она беспокоится из-за того, что он не дает ей развод.
- Я разберусь, - пообещал Блейк.
- Без фанатизма, - предостерег дядюшка Эрни и пожал ему руку. - Было приятно познакомиться.
Эдди Блейк вышел из дома двоюродного брата матери Салли и впервые за последние недели ощутил легкость. Его приподнятое настроение не омрачал даже порывистый ветер, нещадно треплющий куртки на прохожих и деревья. Эдди поднял воротник, засунул руки в карман и задумчиво взглянул на улицу перед ним. Где-то там, в глубине города, жили его женщина и его дочь. И он сделает все, чтобы они были счастливы.



продолжение следует...

***

На следующую неделю модераторы берут себе тайм-аут, и неделя объявляется свободной) Разрешается вывешивать все, что угодно, не придерживаясь тематики. Спасибо за то, что вы были и есть с нами)

@темы: фильм, фанфик, комикс, ОТПэшечка, The Comedian – Edward Blake, Silk Spectre I –Sally Jupiter, OTP-Week

URL
Комментарии
2012-05-09 в 18:43 

BigM
всем добра!
вы обалденно пишите) герои очень здорово прописаны. отчасти кажется, что Салли не стала бы терпеть подобного отношения к своему ребёнку ни минуты, и после первого же раза едва ли задержалась бы в доме мужа дольше, чем понадобилось бы что бы ясно обозначить свою позицию по вопросу и собрать вещи, а Эдди несколько более резок характером. но всё же в рамках мира вашего фанфика всё смотрится понятно и органично

   

Сообщество Watchmen base

главная